О свидомизме

Свідомий — сознательный в переводе с украинского. Но это понятие после известных событий на Украине раздвинуло свои рамки, изменилось.

Отныне свидомизм — понятие не только наднациональное, но и надполитическое. Свидомизм характеризуется не идеями, а образом мышления и образом действия. Modus operandi, так сказать.

Поскольку основа примитивна до чрезвычайности, то в обычном случае можно охарактеризовать её тремя словами с еврейской и немецкой этимологией, однако же прекрасно подходящими в данном случае: гешефт, гевалт и хуцпа. Три этих слова давно не нуждаются в переводе и пояснениях.

Все остальные признаки перечислить довольно легко.

Итак.

Свидомому все должны, а он сам не должен никому. Если ему кто-то что-то делает хорошее, то это потому, что свидомый заслужил. Если сам свидомый кому-то что-то делает хорошее — то это потому, что свидомый надеется получить в ответ раз в сорок больше. А если не получает, то своим «хорошим» будет попрекать вас до конца вашей жизни.

Свидомый всегда несчастен, свидомого все обижают. Все вокруг виноваты в том, что свидомый не живет так, как того заслуживает. Насколько бы хорошо свидомый ни жил, он должен жить ещё лучше. А так — ему всегда тяжело.

Свидомый обожает показывать струпья, болячки. Поражение — его победа.

Свидомый любит проклинать, угрожать будущими карами, трясти кулачками. Когда-то Дм. Быков, ещё сам не угодивший в свидомые, описывал, не подозревая того, свидомизм на примере «Эха Москвы» (цит. по памяти): «Постоянная экзальтация и превозношение своих, пекельная злоба к чужим». Впрочем, свои и чужие меняются у свидомого с такой скоростью, что в глазах рябит. Буквально по каждому информационному поводу.

Свидомый всегда переходит на личности, обсуждает внешность, коверкает фамилии. Свидомому не интересны факты. Фейк, который ему приятен, свидомый будет распростронять, даже зная, что это фейк. «Не разоблачайте, — говорит он. — Дайте ещё понаслаждаться».

Противники свидомого всегда пребывают «в истерике». Каким бы спокойным тоном вы не возражали свидомому — у вас всё равно истерика, вы брызжете слюной. Даже не отпирайтесь.

Любое душевное движение свидомого должно быть оплачено — тем или иным способом. Если оно не оплачено, душевный порыв совершен напрасно.

Логика свидомого описывается фразой «ненавижу расизм и негров». Иногда в буквальном смысле. К примеру, многие украинские «антифашисты» (и сочувствующие им) с легкостью оперируют понятиями «чурка», «жид», «полукровка» — и тут же клеймят нацизм каленым железом.

Свидомый легко может вас оболгать. Приписать вам чужие слова, исказить вашу мысль, — и с такой же легкостью он отречется от любых своих слов.

Свидомый по-детски жесток. Труп врага для него всегда хорошо пахнет. Свидомый обожает плясать на могилах. Потери же среди своих на деле оставляют его равнодушными — они лишь повод собраться вместе, попеть гимны, попроклинать и попоказывать струпья (см. выше).

Свидомый живет в мире интриг, заговоров, подсиживаний, сплетен, слухов, перемывания костей. Такие вещи дают свидомому ощущение жизни, «причастности» к событиям. Свидомый обожает преувеличивать собственную значимость, ссылаться на инсайды из самых высоких кабинетов, рассказывать о каких-то друзьях в самых высоких структурах. Делать прогнозы. В подавляющем большинстве случаев свидомый при этом порет невероятную чушь, не имеющую никакого отношения к реальности.

Свидомый считает всех вокруг дураками. Если кто-то живет хуже свидомого, то потому что дурак и этого заслужил. Если лучше, то потому, что дуракам везет и была протекция. От засилья дураков свидомый страдает, и это укладывается в общую копилку страданий, которая поистине безразмерна.

Свидомый одной политической платформы всегда будет укорять свидомого другой политической платформы в тех поступках, которые совершает и сам, но под иным флагом.

Свидомые истекают пафосом, обожают включать слезовыжималки, обожают исторические аналогии, которые сравнивают хрен с пальцем (Сашу увезли в автозаке — это новый тридцать седьмой; Правитель хуже Гитлера терзает сегодня Россию; наша боль сравнима лишь с болью тех, кто перенес фашистскую оккупацию — и проч.)

Свидомые обожают руководить несуществующими институтами, возглавлять академии из одного члена, говорить загадками о своих текущих занятиях.

Свидомые старательно распространяют свидомость на окружающих, стремясь заразить ею как можно больше людей. Потому что в несвидомом в целом обществе свидомые ощущают себя дискомфортно и не знают, как себя вести.

******************

В каждом из нас есть та или иная доля свидомости. Травите её дустом. Даже раба можете немножко оставить, не всё по капле выцедить — а свидомость надо выжигать.

Обычный предлог

Николай Азаров:

В Украину пришло страшное явление – предательство и стукачество. Мне приходилось часто слышать от людей, которым удавалось вырваться из тюремных застенков СБУ, МВД, карательных батальонов рассказы о страшных пытках, издевательствах, которые им пришлось пережить.

Помните, как нас всех это забавляло? Ну, когда стада из соседней страны прибегали учить нас предлогу? Как надо писать по-русски: на Украину или в Украину? Это было в 2005-м и 2006-м. В ЖЖ. Так мило всё. «Уважайте наши национальные чувства!!»

Азаров до сих пор уважает. Его чуть не убили, но какая разница? Многовекторные прокакали всю страну, но теперь говорят о предательстве и стукачестве. Пожилые русские люди, а говорят «в Украину». С какой, простите, радости? Меня не забавляет больше. С этого предлога всё и началось.

«Комитет спасения», говорите? А чего? Спасать-то чего будем?

Донбасс — это Россия. Пока ещё не вполне, да, но это дело времени. Крым — это Россия. Уже вполне.

Украины не надо вовсе. Никакой. Ни союзной, ни любезной. Ни суржика, ни мовы. Или вы под Москвой, или вы идете лесом. Бжезинского нам совать не надо. У нас теперь космодром «Восточный». Земли нам не нужны. Нужны люди — свои. Базарных баб с укроментальностью мне лично не надо. А вам?

Мы никому ничего не должны. Хотят к нам? А есть правила. Суровые такие правила. Иначе погибнем.

Порошенко мечется между бункером и аэродромом

События, которые происходят сегодня в Донецке, свидетельствуют об одном — хунте приходит конец. Из достоверных источников мы знаем, что П. А Порошенко не в силах найти достойный выход из сложившейся ситуации. Все украинские агенты на местах выявлены, все нехитрые схемы вскрыты. Нынешний президент Украины может выбирать только из двух вариантов: лезть в бункер или бежать в аэропорт. Но в бункере придавят его ближайшие соратники, а из аэропорта надо лететь — вопрос лишь: куда?

Много раз говорила о том, что подобные тексты пишут для трафика. Если вам такое приятно читать — вы нажмете на ссылку. Если вы считаете это полной чушью — вы нажмете на ссылку. Но ничего, кроме удовлетворения амбиций владельца ресурса, эти действия за собой не несут.

Вы не знаете, что сегодня происходит в Донецке. Я не знаю, что сегодня происходит в Донецке. Более того, многие люди, которым мы доверяем и которые там непосредственно находятся, не знают, что происходит. Дальнейшее зависит только от вас. Хотите вы думать, что всё «слили», что всё безнадежно — вы будете искать подтверждения своей точке зрения. Не хотите — не будете.

Я предпочту сегодня промолчать. Я давно обозначила границы, за которыми для меня начинается «слив». Будет он — официально посыплю голову пеплом. Но если его не будет, я поименно вспомню «тех, кто поднял руку».

Что же касается тех ресурсов, на которые вы все во множестве даете ссылки, то вот у меня тоже есть такой. Плохое название? Надо бы серьезнее? Да не вопрос. Всё это стоит вместе с хостингом пару тысяч рублей. А выглядит-то как! Как у взрослых, правда же?

Но вы можете продолжать размещать у себя волнующие ссылки на фейковые новости — и читать тексты в окружении пылких красоток и нефритовых членов.

Всегда нужно ответить себе самому на вопрос: чего я хочу? Хочу предательства и поражения? Это мне сладко? Это под ложечкой сосёт? Хочу, чтобы люди не погибали? Хочу торжества справедливости? А какой? Той, которая вообще, или той, которая «как я хочу»?

Никого рядом нет. Можно задавать себе вопросы и отвечать на них откровенно.

Хирургическое вмешательство

Журналист и публицист Денис Тукмаков написал у себя на странице в Фейсбуке следующее:

Который день пытаюсь понять смысл существования фрик-панк-мото-группы «Ночные волки» и их феерических акций.
Пока смысл сводится к следующему: крутые мэны на супербайках под российскими флагами суются в очередную недружественную страну, где их раз за разом окунают в говно, пинают ногами и заставляют резать георгиевские ленты собственными ножами.
Затем всё это грёбаное шапито, сопровождаемое нечленораздельным бухтением Хирурга, вываливается в российскую медиасферу, чтобы граждане снова и снова испытывали жгучий стыд за кожаных чудаков на колёсиках, которых опять кто-то куда-то не пустил.

Поскольку Денис — один из тех редких людей, в чей искренней позиции я никогда не сомневалась (да и не сомневаюсь), поскольку он вдобавок принадлежит к условному патриотическому сообществу, то, выходит, ему на самом деле очень стыдно за патриотические же (феерически-патриотические) акции фриков на мотоциклах.

Что ж, имеет право, у нас свободная страна. Правда, смущает, что в данном случае мнение Дениса полностью совпало с мнением сообщества либерального, но — как у нас любят говорить — если Шендерович заявит, что «дважды два четыре», должен ли я его опровергать только потому, что это Шендерович?

Читать далее Хирургическое вмешательство

Монстрация в Новосибирске

Изначально «Монстрацию», которая впервые прошла в Новосибирске в 2004-м году, подавали как юмористическое молодежное действие. Без всякой цели и смысла. Стёб, прикол. Аполитично, зато весело. Пусть старпёры демонстрируют хоть под красными флагами, хоть под серо-буро-малиновыми, а у молодежи свои забавы. Не понимаете и поймете, потому что вы унылые и скучные.

Но потом движение стало набирать силу, его нужно было как-то оформить, а желательно и монетизировать. Уже в 2010-м году Сергей Самойленко писал:

«Монстрация как форма паблик-арта располагается в пространстве между художественной деятельностью, социальной активностью и политическим жестом. Подвергая сомнению и травестируя «серьезные» политические демонстрации, Монстрация является отчетливым протестом против отсутствия публичной политики в стране, она не просто маркирует границы гражданских свобод, но и раздвигает эти границы, становясь школой солидарности, творческой активности и гражданской свободы».

Эвона как. Уже не веселый молодежный походняк, а протест. Против отсутсвия публичной политики в стране. Школа солидарности, раздвигающая рамки. Просто шутить и дурачиться нельзя, куда там. Транспорант «Ы-ы-ы-ы!!!» маркирует границы гражданских свобод.

Ну а теперь на монстрацию выходят вот такие вот люди. Так себе студенты и молодежь. Шайбочка-то 9×12. С плакатом — уже вовсе не бессмысленным — «Артём — это мы». Артем, это, понятное дело, отец монстрации г-н Лоскутов.

Чего наши прогрессоры не собирают — всегда культ личности получается. Хоть с прямым знаком, хоть с обратным. Зато в форме хэппенинга, перфоманса, инсталяции, греби гусей, весна пришла, незабудемнепростим, крымненаш, россиябезпутина!

Акция, которая когда-то в принципе могла бы стать одной из визитных карточек города, превратилась в унылый кукиш в кармане. Зато вся пресса мира… О, да, бэйби.

монстрация

национальное общество любителей колумнистики